«Отдыхать? Я же мэр», – Игорь Куцак о развитии Курска, уходе Старовойта и туризме

«Площадь» съездила в Курск, чтобы познакомиться и пообщаться с мэром Игорем Куцаком. Разговор получился содержательным, но абсолютно лёгким, не «чиновничьим». Как Курск хочет привлечь тысячу инвесторов к тысячелетию? Какими фишками власти их заманивают? Как удаётся находить общий язык с КПРФ и ЛДПР? Почему киоски с ватой в концессионных парках – не выход? Какие простые желания у госслужащего? Читайте в интервью.

– Курская область заключила крупное соглашение на ПМЭФ с «Металлоинвестом» на 210 млрд рублей. А самому Курску какая польза от форума?

– (Смеётся). Хороший вопрос. Здесь все просто, поскольку городской бюджет напрямую зависит от областного. Когда появляются такие объёмные соглашения – это налоговые отчисления в областной бюджет. От того, насколько он насыщен, будет зависеть и объём финансирования областного центра.

19 июня Совет Федерации одобрил закон, позволяющий распространить с 1 июля 2024 года режим свободной экономической зоны на Курскую область. Для нас это важно. Льготы свободной экономзоны распространяются на новые производства. У инвестора заинтересованность не в чистом поле возводить те или иные промышленные предприятия, а там, где есть сети, логистические решения, транспортные цепочки. Мы по экономике у себя видим, что, несмотря на санкции и ограничения, рост идёт порядка 5-7% в общем объёме. Но потребность в новых производствах, конечно, есть. Сейчас «дорогие» деньги, высокая ключевая ставка, поэтому это огромный плюс, огромное подспорье для наших промышленников.

– Кстати, больше, чем 210 млрд рублей, удивляет количество рабочих мест – 900. Откуда взять столько людей, раз все жалуются на кадровый голод и недостаток рабочих?

– Мы не исключение, у нас весь регион и город – большая стройка. На атомной станции высокая потребность в рабочей силе. Большой разрыв по кадрам и в нашей транспортной реформе. Но средняя заработная плата в строительной отрасли у нас практически на уровне московской – 87 тыс. по региону. Это гораздо больше, чем в целом по ЦФО. Потребность в кадрах есть. Многие предприятия идут по пути обеспечивания рабочих жильём, только так можно привлечь специалистов. Если в рамках города, то мы для себя такие горизонты ставим – это качественная городская среда и социальная сфера, потому что это основной индикатор, основной фактор, которым можно привлечь и сохранить человеческий капитал.

– Кстати, в рейтинге Минстроя Курск занимает одну из низких позиций по сравнению с Железногорском или малыми городами. Это обусловлено тем, что в большом городе сложнее создать инфраструктуру, чем в небольшом городе? Или почему Курск менее комфортен для проживания, чем Железногорск?

– У всех рейтингов есть как субъективная, так и объективная сторона. В данном случае индекс качества городской среды направлен как раз на выявление слабых сторон, чтобы городской команде было, с чем работать. Для нас это действительно хорошее подспорье, потому что самостоятельно проанализировать минусы достаточно сложно. Там огромное количество критериев, каждый показатель имеет очень много составляющих. Мы сейчас с коллегами детально на еженедельной основе их разбираем. Для нас это важно – видеть свои слабые точки. Наша задача – их исправить и улучшить показатели.

Для себя мы в первую очередь определяем такие проблемы – отсутствие единой сети ливневой канализации, озеленение. Есть ряд других достаточно капиталоёмких и серьёзных направлений. Мы над этим работаем.

– Если говорить про благоустройство, проанонсируете на ближайшее время планы по созданию современных городских пространств?

– Мы реализуем много проектов, они достаточно затратные. Каждый сквер или парк обходится в районе 50 млн рублей. Изучив опыт других городов, мы поняли, что этим территориям нужна управляющая компания – структура, которая могла бы использовать их потенциал в полной мере. Управляющая компания, предприниматели должны наполнять территорию жизнью, а мы даём готовую благоустроенную площадку. Мы сейчас не говорим о том, что надо везде киоски с ватой поставить. Там должны проходить живые мероприятия, которые привлекают и горожан, и гостей города. Тогда объект выйдет на свою окупаемость, для нас он будет в зоне комфорта. Мы один раз туда вложились, дальше в рамках концессии или управления мы получаем дивиденды в виде положительных эмоций наших горожан и компенсации затрат на содержание территорий.

– То есть вы сами приводите в порядок какую-то территорию городскую, потом отдаёте в концессию?

– Да, мы намерены делать так.

– Просто, например, Воронеж действует по-другому: запущенную территорию отдают в концессию, концессионер ее приводит в порядок. Потом делает киоски с ватой, чтобы ее окупить.

– Я знаю, в Воронеже с коллегами общаюсь, с Вадимом Юрьевичем. Мы немножко по другому пути идём. Большое количество нестационарных объектов, на мой взгляд, – не очень удачное решение. Хотя Воронеж – миллионник, пропускная способность выше.

– Интерес есть у бизнеса?

– Да, мы общались с предпринимателями, есть такая потребность. Они говорят: мы только за, дайте запрос. Малый и средний бизнес хорошо и позитивно воспринял это предложение, поэтому дальше будем в таком ключе выстраивать взаимодействие.

– Вы сказали, что город получает дивиденды в виде положительных эмоций горожан. Концессионных отчислений нет?

– Содержание территорий – крайне затратная вещь. Если мы выйдем по ним на 100% выполнение содержания, для нас это уже плюс. Мы экономим свои деньги на содержание, мы их переориентируем на другие цели. Вот финансовая составляющая.

– Вы уже упомянули про озеленение. Буквально в мае были проблемы, что подрядчик не смог выйти на контракт из-за финансовых проблем. Он каждый год стабильно участвует, а тут что-то произошло.

– Не готов комментировать за частный бизнес. Мы установили более жёсткие требования к содержанию территории, посадочному материалу, высадке озеленения. Подрядчик, который традиционно работа в Центральном округе, решил, что для него это экономически невыгодно. Был заново объявлен конкурс. Была напряжённость, но удалось купировать проблему, немножко с опозданием. Но может, и к лучшему. В первоначальные даты контракта были заморозки, пришлось бы менять почти весь посадочный материал. Сейчас обошлись.

–  Про реформу общественного транспорта. Расскажите, как у вас это все устроено? Это, наверное, проблема каждого большого города неразрешимая. Люди все равно жалуются на интервалы между автобусами, нехватку мест в час-пик.

– Реформа идёт, она не завершена. Не буду повторяться, все это неоднократно было в СМИ – объёмы, сроки, направления. То, о чем жители говорят, мне понятно. Сложно перестроиться, потому что мы полностью перешли на новую маршрутную сеть, убрали задублированность транспорта, сократили количество маршрутов, но увеличили количество транспорта большой вместимости. Маршруты теперь разбиты на магистральные, городские и подвозящие. Появились пересадки – то, чего не было раньше. Если пассажиру нужно по пути из дома на работу воспользоваться тремя маршрутами, у него есть интервал времени, в течение которого он бесплатно может пересесть. Раньше было по-другому. Один маршрут, едет вереница через центр. Люди привыкли, к тому, что один раз сели и едут. И неважно, что два часа в пробках. А сейчас нужно выйти, пересесть, синхронизироваться. Это дело привычки. Все пройдёт, я уверен в этом. Для нас задача сейчас – максимально откорректировать маршруты, если это необходимо, завершить работы по центральным магистралям, по реконструкции трамвайных путей, чтобы к сентябрю уже полностью выйти на рабочий режим.

Мы уже затронули тему нехватки кадров. В транспортной сфере она очень острая. Несмотря на высокую зарплату, удобный график, не хватает водителей, которые могут водить большие категории автобусов. Привлекаем людей из других регионов, но все равно недостаточно. Из-за этого происходят сбои в расписании. У нас достаточно жёсткие рамки по контракту. Если подрядчик не выходит на линию, идёт не по расписанию, он получает штраф. Задача подрядчика – решить этот вопрос скорее, потому что он недополучает серьёзные деньги.

– Сами пользуетесь общественным транспортом?

– Честно – нет.

– Почему?

– В моем случае нет удобной для меня остановки общественного транспорта в шаговой доступности от дома. Порой режим работы такой, что планируешь один маршрут, а по служебной необходимости необходимо срочно быть в другом месте.

– Вы упомянули, что высокие заработные платы в общественном транспорте. Какие?

– В пределах 100 тысяч. Это, конечно, зависит от выработки водителей.

– А из каких соседних регионов привлекаете водителей?

– «Пылесосили» близлежащие города Белгород, Орёл и др. Из Питера переезжала команда. Все возможные варианты используем, но пока проблема есть.

– С уходом Романа Старовойта что-то изменилось? Все-таки он начал этот путь реформ. Или пока все работает, как надо?

– Хороший управленец хорош тем, что он формирует команду, которая продолжает выполнять все поставленные задачи. В нашем случае локомотив продолжает двигаться вперёд.

– Как вы вообще отреагировали на новость о его уходе?

– С большим чувством гордости за руководителя, потому что это высокая оценка Президента, Председателя Правительства. По-человечески был рад. Он человек профессиональный, взвешенный в своих решениях. Я уверен, что его колоссальный опыт необходим на федеральном уровне на посту министра транспорта. Тем более, такая позиция Романа Старовойта – плюс для региона.

– Можно рассчитывать на поддержку федерального уровня.

– Полагаю, да.

– Как вам с ним работалось? Он жёсткий? Если эмоциональный аспект взять, не рабочий.

– Объективный и справедливый. Руководитель, который слышит. Крайне важно слышать, как и мнение жителей, так и мнение своих коллег. Такая объективная взвешенная дискуссия только приветствовалась.

– А с преемником его уже наладили контакт? Или и так взаимодействовали, так как он первый зам был?

– Это общая команда, которая работала и продолжает работать. Алексей Борисович (Смирнов – прим. ред.) совершенно заслуженно занял место врио губернатора Курской области. Это человек, который был погружен во все вопросы, огромное количество сфер курировал лично.

– Вы сказали, что Старовойт – руководитель. Можно сказать, что мэр Курса – замгубернатора по городу?

– Да. Объем работ и многозадачность в городе во многом совпадает с областными задачами. Всегда областной центр – индикатор всего региона.

– Что для вас должность мэра? Это ваш потолок, который вы достигли? Или вы хотите ещё куда-то двигаться?

– У любого человека, тем более у управленца, есть какой-то горизонт, который он для себя ставит. Поскольку я человек государственной службы, то личные ожидания стоят на втором плане. Если руководство решит, что мне необходимо поменять профиль и направление, я готов. Это и есть командная работа на уровне региона и государства. Сейчас в стране наблюдается тенденция, что руководителя с опытом, багажом, жизненным опытом, знаниями направляют как на повышение, так и в параллель, где-то и на нижестоящую должность. Это совершенно нормальная практика, я к ней вполне конструктивно отношусь.

– Наверное, у вас странно спрашивать, потому что вы мэр, которого выбрали депутаты. Но все же, может быть, как-то попробовать абстрагироваться на минуту – как вы относитесь к такой системе?

– С учётом современных реалий, всего происходящего в мире и в стране, наверное, на этом этапе это совершенно логичная форма выборов. Все равно это выборы. Сначала население напрямую выбирает депутатский корпус. Депутаты, с учётом своего опыта, выбирают главу города.

– Раз уж вы сказали про депутатов. Как у вас выстроено взаимодействие? Вы даже в одном здании сидите. Можете ли вы выходить с быстрыми инициативами, без тягомотных бюрократических процессов решить какой-то вопрос на месте сейчас.

– Есть определённая процедура, которую нужно пройти. У нас выстроено конструктивное взаимодействие как с Председателем Курского городского собрания Владимиром Валерьевичем Токаревым, так и с депутатами. Все те инициативы, с которыми мы выходим, мы обсуждаем, где-то возможны корректировки, но в большинстве случаев мы получаем поддержку. Почему? Потому что эти инициативы в первую очередь направлены на развитие города, на экономическую или социальную составляющую. В этой части мы в одной повестке, здесь никаких противоречий нет и быть не может.

– Есть ли у вас в горсобрании противоречия между разными партиями? В Липецке, например, очень сильные фигуры коммунистов и ЛДПР. У вас все спокойно?

– Мы здесь находим баланс. Те инициативы, с которыми выходит и коммунистическая партия, и ЛДПР, мы слышим и в своей работе учитываем. Всплесков нет. Есть темы, которые носят популистский характер, мы это прекрасно понимаем.

В целом, коллеги достаточно конструктивные. Если есть критика, она имеет место быть. В случае если кто-то не погружен в вопрос, проговариваем отдельно на комитетах. По-другому, наверное, и нельзя. В итоге на голосованиях все практически единогласно поддерживают.

– У меня вопрос по поводу внутреннего туризма. Отовсюду кричат про развитие, хотят к 2030 году, что ВВП приносил 5%. Что может предложить Курск туристам?

– Мы буквально недавно закончили обучение в Школе управления «Сколково» по программе «Гостеприимные города». Основное – это развитие внутреннего туризма, что крайне важно. Здесь у всех регионов своё направление. Они разные в силу географии и возможностей. У кого-то есть набережная, у кого-то – Кремль, у кого-то нет ничего. Здесь важно найти свою изюминку. У нас огромное количество объектов культурного наследия. В рамках подготовки к 1000-летию Курска мы всеми ими занимаемся.

Амбиции, которые мы для себя поставили и защищали, это привлечение 1000 инвесторов к 1000-летию, стать лучшим регионом по работе с инвесторами в ЦФО, может, даже в масштабах страны. Мы совмещаем очень много аспектов. Важны не только экскурсионные туры и точки притяжения, но и развитие инфраструктуры. Мы хотим дать второе дыхание нашей исторической части, развить градостроительный потенциал. Это достаточно большие кварталы, которые ограничены в застройке, наша задача – раскачать, дать им импульс и динамику.

К сожалению, практика по вовлечению объектов культурного наследия достаточно тяжёлая. Сложно привлечь инвестора на один какой-то объект, жилой дом XIX века, чтобы он появился на культурной карте России. Это огромные затраты. Любой инвестор считает окупаемость. Готов вкладывать, но, когда я верну? Через 50 лет? Наверное, по этому пути не пойду. Мы смотрим более широко на развитие целых кварталов, чтобы была у застройщика возможность инвестировать в стройку, в хорошее качественное жилье. Отсюда городские пространства, соцобъекты и объекты культурного наследия, которые финансовую составляющую будут подтягивать от сопутствующих сфер. В этом направлении движемся. В рамках обучения на выставке «Россия» на ВДНХ мы подписали соглашение по муниципальной бане, инвесторы уже в проектировании. Это квартал, который у нас в работе.

– Это КРТ?

– Это КРТ, но муниципальная баня у нас выведена за зону КРТ, она прилегающая.

– Внутренний туризм за счёт КРТ.

– В том числе.

– Баню делает застройщик, который КРТ реализует?

– Нет. Баней занимается московский инвестор «Трастинг». Для будущего застройщика это якорный объект.

– Вы такие фишки делаете, благодаря которым можно будет привлекать инвесторов.

– Только так, комплексно и системно, включая все программы федерального уровня, можно сдвинуть вопрос с мёртвой точки. Все, что раньше нарабатывали, за 1 рубль в аренду, какие-то льготы, тяжело это все, это не едет. Здесь важно, ключевое – 1000 инвесторов. Основной мотив в чем? Это необязательно крупные финансовые вливания. Люди, которым небезразличен город, могут прийти со своей идей, готовым проектом, который мы включим в программу. Либо мы какие-то площади предоставим, либо какую-то территорию дадим. Должно быть максимальное вовлечение.

– Сами где в Курске отдыхаете?

– Отдыхать? Я же мэр.

– Вы сказали, что из-за госслужбы вы задвигаете свои желания на второй план. Какие у вас желания?

– Простые человеческие, как и у всех. Больше времени проводить с семьёй, заниматься спортом и активным отдыхом. Вот и все.

– У вас вообще профильное образование госслужащего. Вы в университете эту базу получили или в процессе работы на месте? Навыки, знания – где больше?

– Один известный политолог, вы, наверняка, его знаете. Слатинов Владимир Борисович – мой преподаватель по нескольким предметам. Уже на этапе обучения были дискуссии о том, можно ли научиться быть чиновником? Я на государственном и муниципальном управлении окончил экономический факультет. В большей степени я учил экономику. В моей работе – это база. Большое внимание приходится уделять финансам, понимать базовые процессы макроэкономические, микроэкономические. Естественно, это только плюс. Понятно, что есть специфика в любом направлении. В бытность работы в Росимуществе был один фокус. В бытности работы в Комитете по управлению имуществом области – другой. Сейчас он тоже сменился. Стараюсь совершенствоваться и повышать свою компетенцию.

– Вся страна планирует развитие до 2030 года. Какие задачи ставит Курск?

– У нас много точек пересечения. Есть программа социально-экономического развития города до 2030 года, празднование 1000-летие – в 2032 году. Два мощных направления запараллелены. Эти цели мы для себя видим. Он достаточно долгосрочный, планируем серьёзные изменения и проекты. Много временных и финансовых затрат. Мы движемся к цели – преобразить Курск к тысячелетию.

– Давайте пофантазируем, условно, это будет Дубай или ещё что-то?

– У нас проходил масштабный архитектурный конкурс. Мы в своей работе за основу этот проект берём, но приходится его корректировать, потому что все меняется. Приходится корректировать и количество объектов, и их перечень, и составляющие. В основе у нас Указ Президента, и те объекты, которые мы планируем реконструировать и построить. В первую очередь, это реновация исторической части, о чем мы говорили. Ключевая артерия – улица Ленина. Планировали начать реконструкцию в этом году, но пока источников финансирования нет. Возвращаясь, к ПМЭФ – ждем дополнительных поступлений в бюджет.

One thought on “«Отдыхать? Я же мэр», – Игорь Куцак о развитии Курска, уходе Старовойта и туризме

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Яндекс.Метрика

СМИ Площадь зарегистрировано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор). Реестровая запись: серия Эл № ФС77-87253 от 08 мая 2024 г.